Из глубины веков

К 1795 году вся территория нынешней Беларуси оказалась в составе Российской Империи.

На конец XIX века белорусы составляли большинство населения шести губерний Северо-Западного края: Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской, Смоленской.

На рубеже XIX-XX веков в Европе происходило актив­ное формирование жилищно-коммунального хозяйства.

Его возникновение непосредственно связано с развитием городов. Их рост требовал не только постройки нового жилья, но и его обслуживания. Со временем спектр услуг, кото­рые требовались населению и были необходимы для благоустройства города, расширялся.

Городское самоуправление на нынешней территории Беларуси делало первые робкие шаги. Главным органом городского самоуправления была дума, которая представляла со­бой распорядительную ветвь власти. Однако в действительности всеми городскими дела­ми ведал исполнительный орган думы — городская управа. Ее хозяйственная деятельность строго ограничивалась рамками городского бюджета, который утверждался губернатором. Белорусские губернские города обладали значительными средствами. По сумме доходов они приближались к уровню крупнейших городов Российской империи. В 1901 году из 654 городов европейской России только 64 (9,8 %) владели доходами более 200 тыс. руб., 43 (6,6 %) — от 100 до 200 тыс.руб. Доходы Минска за этот год составили 472 640,97 руб., Витебска — 200 510,36 руб., Гродно — 185 412,56 руб., Могилева — 137 727,99 руб.

Тем не менее для развития городского хозяйства денег не хватало. Городские власти вынуждены были обращаться к средствам частных лиц и акционерных обществ. Именно благодаря частной инициативе было устроено освещение, водоснабжение городов, разви­тие общественного транспорта. Однако коммерциализация бюджета белорусских городов была слабой. В руках городской власти работа коммунальных служб не могла быть весьма эффективной и надежной, поскольку частный капитал был заинтересован в получении прибыли, а не улучшении благоустройства.

Все городские доходы регламентировались законом и подразделялись на обыкновен­ные и чрезвычайные.

Доходы города определяли суммарные возможности обязательных и необязательных рас­ходов. К первой группе относились выплаты на содержание правительственных учреждений, органов общественного управления, пожарных команд, полиции, на освещение и отопление тюрем, воинский постой; выплата пособий казне, содержание общественных памятников и зданий и, наконец, благоустройство города. В числе непервоочередных потребностей были народное образование, «благотворительные и иные общеполезные учреждения», включая медицинские, санитарные и т.д.

В соответствии с Городовым положением 1892 года(Городовое Положение 1892 года являлось основным законодательным источником по истории городского самоуправления в России конца XIX в.), благоустройство входило в круг обязанностей городского самоуправления, а затраты на эти нужды были отнесены к группе первоочередных расходов. Тем не менее на рубеже XIX—XX веков наблюдалась тенденция уменьшения размера выплат на эти цели. Так, расходы на освещение и благоустройство улиц Витебска сократились на 22 %, а их доля уменьшилась с 19 % в 1895 году до 7 % в 1903-м. Но в целом они были выше по сравнению с такими же статьями в Могилеве и Минске. Таким образом, большая часть средств городов шла на исполнение казенных повин­ностей. Вместе с тем, именно в этот период в городах возникали качественно иные новшества (водопровод, трамвай и т.д.), которые делали жизнь горожан комфортней. Об­лагородилась городская среда, появились электричество, асфальт.

Городское управление стремилось максимально снизить свои расходы путем перело­жения их на жителей. Так, в соответствии с обязательными постановлениями, приняты­ми городской думой Витебска, только первичное замощение улиц и площадей, устрой­ство тротуаров выполнялись за счет города. Дальнейшее их содержание и ремонт долж­ны были производить горожане.

Для замощения применялся булыжник, а с начала XX века — асфальт. Тротуары на большинстве улиц, за исключением центральных, были дощатыми. Регулярный ремонт мостовых и тротуаров не проводился. Замощена была в основном центральная часть го­родов. Остальные улицы весной и осенью, а также во время сильных дождей и летом, становились непроходимыми не только для пешеходов, но и для экипажей. В августе 1904 года один из жителей Витебска даже подал в суд на городское управление, посколь­ку его лошадь с телегой ночью увязла в грязи в одном из переулков. В результате сбруя была испорчена, а лошадь через два дня пала. Город в качестве компенсации выплатил истцу 60 руб.

В 1904 году общая протяженность улиц четырех губернских городов (Минск, Моги­лев, Витебск, Гродно) составила 255,3 версты, из них замощенных — от 33 до 78 %. Из 1082 обследованных российских населенных пунктов 320 (30 %) вообще не имели мосто­вых, в 397 было замощено менее 25 % всего протяжения улиц.